Translate

Поиск новости по Сайту :

Recent

Подписаться на ежедневную рассылку новостей

Люди-Киборги - уже среди нас









БИОХАКИНГ ПОЗВОЛИТ ВАМ ПОДКЛЮЧИТЬ ТЕЛО К ЧЕМУ УГОДНО

Биохакинг

Сколько киборгов вы встретили сегодня, пока шли по улице? Думаю, минимум пять. Заставили ли они вас нервничать? Вряд ли. Вы наверняка даже не обратили на них внимания. Выступая на Singularity University Global Summit с презентацией «Биохакинг и подключенное тело», Ханнес Сйоблад рассказал аудитории, что мы уже живем в эпоху киборгов. Сйоблад является одним из учредителей некоммерческой шведской сети биохакеров Bionyfiken, которая объединила биологов-любителей, хакеров, производителей, мастеров по модифицикации тела и здоровья под одним флагом исследования интеграции машин и людей.


Сйоблад считает, что киборги, которых мы видели сегодня, не похожи на голливудских прототипов; это обычные люди, которые интегрировали технологии в свои тела, чтобы наблюдать или улучшать некоторые аспекты своего здоровья. Сйоблад определяет биохакинг как применение этики хакеров к биологическим системам. Некоторые биохакеры экспериментируют с собственной биологией, пытаясь вывести человеческий опыт за пределы обозначенного природой.

Умные системы контроля инсулина, кардиостимуляторы, бионические глаза и кохлеарные имплантаты — все это примеры биохакинга, по мнению Сйоблада. «Мы живем во время, когда благодаря технологиям можем заставить глухих слышать, слепых видеть, а хромых ходить», говорит Сйоблад. Он убежден, что хотя биохакинг может в конечном итоге сделать реальностью антиутопию «О дивного, нового мира», он также может улучшить и повысить качество жизни различными способами.

Область, в которой биохакинг может оказать наибольшее позитивное влияние, это здоровье. В дополнение к кардиостимуляторам и инсулиновым мониторам, в настоящее время разрабатывается несколько новых технологий с целью улучшения нашего здоровья и упрощения доступа к информации о наших телах.

Принимаемая электроника (ingestibles, по аналогии с wearable — носимая [электроника]) — это новый тип умных таблеток, которые используют беспроводные технологии для наблюдения внутренних реакций на лекарства, чтобы помочь врачам определить оптимальные уровни дозировки и индивидуальные процедуры для разных людей. Ваше тело поглощает лекарства совсем не так, как тело вашего соседа, почему же тогда и вам, и ему назначают одинаковое лечение? Разве оно не должно быть уникальным, соотнесенным с вашей уникальной системой организма? Колоноскопия и эндоскопия могут в один прекрасный день быть заменены миниатюрными таблетками с видеокамерами, которые будут собирать и передавать изображения по мере движения через желудочно-кишечный тракт.

Безопасность — еще одна сфера, в которой биохакинг может быть полезным. Один из примеров, который дал Сйоблад, это персонализация оружия, которая может быть крайне актуальна в странах, где разрешено хранение оружия: вор в вашем доме не сможет схватить ваш пистолет и выстрелить в вас, поскольку пистолет будет настроен индивидуально на ваш отпечаток пальца либо синхронизирован с вашим организмом таким образом, что ответит только на сигнал хозяина.

Биохакинг также может упростить выполнение повседневных задач. К примеру, в руку самого Сйоблада имплантировал NFC-чип. Чип содержит информацию от всего, что он носил в карманах и использовал: информацию о кредитной и банковской картах, ключи для входа в офисное здание и тренажерный зал, визитные карточки и карту частого покупателя. Когда он стоит в очереди за утренним кофе или пытается успеть в офис вовремя, ему не нужно рыскать по карманам или в сумке в поисках мелочи, кредитки или ключей; он просто проводит рукой над датчиком и уносит свой стакан.

NFC-чипы, которые получили развитие на почве радиочастотной идентификации (RFID), старой и широко распространенной технологии, активируются другим чипом и передают небольшой объем информации туда и обратно. Никакой беспроводной связи не нужно. Сйоблад видит свой NFC-имплант как личный ключ к «Интернету вещей», простой способ связаться с умными подключенными устройствами вокруг.

Сйоблад не единственный, кто чувствует потребность в связи, в подключении.


Биохакинг


Когда британский писатель Франк Суэйн понял, что станет глухим, он решил взломать свой слух, обучив его слышать Wi-Fi. Суэйн разработал программное обеспечение, которое настраивается на беспроводные поля и использует встроенный датчик Wi-Fi, чтобы выбрать имя роутера, режим шифрования и расстояние от устройства. Эти данные переводятся в аудиопоток, и удаленные сигналы звучат как щелчок или треск, а сильный сигнал выдает идентификатор своей сети зацикленной мелодией. Суэйн слышит все это через модернизированный слуховой аппарат.

Глобальные потоки данных могут стать чувственным опытом. Испанский художник Мун Рибас разработала и имплантировала чип в локоть, который подключается к глобальной системе мониторинга сейсмографических датчиков; каждый раз, когда происходит землетрясение, она чувствует это через вибрации в ее руке.

Вы тоже можете почувствовать связь с планетой. North Sense разрабатывает «автономный искусственный орган чувств», который подключается к вашему телу и вибрирует всякий раз, когда вы смотрите на север. Это встроенный компас, с которым вы никогда не заблудитесь.

Приложения биохакинга будут распространяться в ближайшие годы; некоторые из них будут особенно полезны, некоторые нет. Но вместе с этим поднимаются и серьезные этические вопросы, которые просто не могут быть проигнорированы в процессе разработки и использования этих технологий. В какой степени разумно дразнить природу и кто будет решать, какими должны быть эти ограничения?

Большинство из нас вполне готовы подождать лишние десять минут в очереди или открыть приложение компаса или карт на телефоне; для этого необязательно имплантировать компьютерные чипы в локти. В конце концов, если преступник захочет, он срежет кусочек кожи с руки и получит мгновенный доступ к нашим персональным данным точно так же, как если бы он украл кошелек. Вмешательство в физическую часть тела и шанс, что что-то пойдет не так, перевешивают все возможные преимущества, которые среднестатистический человек может получить от такого применения технологий.

Но это только пока, и так будет не всегда. Миниатюризация технологий продолжается быстрыми темпами. Все становится меньше, при этом не теряя в полезности. Уже сегодня и стар и млад получает пользу от биохакинга. Взгляните по сторонам и задумайтесь, сколько киборгов уже ходят по улицам вместе с вами. Это неизбежно.




В ЯПОНИИ СОЗДАЛИ АНДРОИДА НА БАЗЕ НЕЙРОННОЙ СЕТИ
robot3robot1robot4robot5robot6


В Национальном научном музее Японии появился новый экспонат — андроид по имени Alter. Он очень напоминает геминоиды великого гуру робототехники, профессора Хироши Ишигуро, однако в технологическом плане является куда более сложной машиной. Дело в том, что андроид работает на базе нейронной сети, которая позволяет ему двигаться самостоятельно. Для движения рук и головы используются 42 пневматических привода, управление которых возложено на центральный генератор упорядоченной активности.




В основе этой модели андроида лежит цифровой блок, имитирующий работу нейронов, а также набор сенсоров и датчиков, собирающих информацию о дистанции до объектов, окружающей температуре и влажности. Благодаря этому робот может самостоятельно двигать руками и головой. Конечно же, движения робота далеки от плавности человеческих движений, однако столь необычный набор технологий, интегрированных в эту машину, по какой-то причине заставляют окружающих воспринимать ее как нечто, что действительно является живым.



Данный проект является попыткой выстроить связь между программированием движений роботов и возможностью их самостоятельных движений. Тем не менее нынешний уровень нейронных сетей делают движения робота слишком резкими и, как говорят исследователи, «хаотичными». Оно на самом деле и неудивительно, ведь движения рук и головой Alter производит по собственному желанию системы.

Нейронной сети, отвечающей за движения, приходится обрабатывать одновременно множество параметров и уже на этой основе самостоятельно выбирать среди двух режимов движений: более продолжительные и плавные или хаотичные, о которых мы говорили выше. Решение о выборе в большей степени опирается на информацию, получаемую с сенсоров. Они просчитывают, что происходит вокруг робота, и передают сигналы в цифровой нейронный блок. По сути все эти сенсоры ведут себя как роботизированная версия кожи. Они копируют работу наших чувств, хотя, конечно же, на гораздо, гораздо более примитивном уровне. Например, если сенсоры определяют наличие большого скопления людей рядом с роботом, то реакцией робота на окружение будут движения торса.



Андроид Alter может «петь». Правда такое пение разве что в кошмарах может присниться. Представьте себе этакое металлическое пение сирен (не систем безопасности, а мифических существ), которое сопровождается движениями сразу всех двигающихся частей машины.



Сам принцип работы генератора упорядоченной активности данного андроида построен на базе математической модели нейронной активности Ижикевича, которая работает по принципу «импульсного поведения».

«Когда рядом что-то происходит, система создает импульсный сигнал, который как по цепи распространяется по другим нейронам».

Профессор Икею из Токийского университета описывает работу генератора как «упорядоченного маятника», в котором один шарик ударяется в другой, который в свою очередь ударяется в третий, четвертый и так далее, создавая движение всей системы в целом. И хотя в случае с роботом движения не обладают таким же балансом ритма, как в случае с маятником, Alter работает в собственном ритме. Здесь движения задаются не робототехниками. Движения робот производит самостоятельно.


Кухей Огава из Университета Осаки, ранее работавший над моделями гуманоидных андроидов в лаборатории Хироши Ишигуро, комментирует:

«Alter не выглядит как человек. Он не двигается как человек. Однако робот определенно несет чувство присутствия. Он действительно ощущается как нечто живое, как будто это и не робот, но в то же время и не человек».

«До сегодняшнего момента принцип взаимодействия робота с окружающим миром программировался вручную. Только представьте, какой это труд — запрограммировать андроида на адекватное взаимодействие с окружающей средой хотя бы в течение 10 минут. Alter, в сою очередь, двигается самостоятельно. Его движения никак не запрограммированы со стороны человека».

В японских музеях Токио и Осаки робота будут показывать общественности в течение недели. За это время ученые надеются получить от посетителей несколько действительно интересный идей о том, чему можно еще научить андроида Alter.










Google вывела пять законов робототехники

Специалисты Google, OpenAI, а также ученые Университета Беркли и Стэнфордского университета сформулировали пять основных проблем, которые необходимо учитывать при проектировании роботов и систем искусственного интеллекта. Статья, в которой они описаны, опубликована в блоге Google.

Почему это важно

Риски, связанные с внедрением роботов и искусственного интеллекта, сегодня привлекают внимание общественности, однако часто они рассматривают проблемы лишь в общем виде или спекулируют на негативных сторонах разработок. Основными проблемами, которые требуется учитывать в процессе создания роботов и ИИ, являются:
  1. Избегание негативных побочных эффектов. К примеру, робот может разбить вазу, чтобы ускорить процесс уборки, а этого быть не должно.
  2. Избегание жульничества. Робот должен убрать мусор, а не прятать его.
  3. Масштабируемость надзора. Робот не должен надоедать владельцу вопросами, используя возможность получить совет эффективно.
  4.  Безопасное обучение. Робот-уборщик не должен экспериментировать с протиранием розеток мокрой тряпкой.
  5. Устойчивость к изменению вида деятельности. Опыт, полученный роботом при уборке пола в цеху фабрики, может быть небезопасно применять при уборке офиса.

Как решить эти проблемы

Эксперты не описывают единого механизма действий, который может решить все проблемы при создании ИИ и роботов. Однако они рекомендуют оставить человеческий надзор за ними, ограничить пространство деятельности каждой системы, применять в обучении симуляции.
В Google подчеркивают, что только строгое, открытое и межинституциональное соблюдение правил обеспечит эффективное и безопасное развитие систем искусственного интеллекта и робототехники. Впрочем, до сих пор не существует правовых инструментов продуктивного регулирования в этой сфере, поэтому придерживаться законов или нет, каждый разработчик фактически решает сам.







ЛЮДИ С УСИЛЕННЫМ ИНТЕЛЛЕКТОМ МОГУТ БЫТЬ ЭФФЕКТИВНЕЕ ИИ

IA




Несмотря на всеобщее внимание к развитию искусственного интеллекта, есть в мире несколько человек, которые считают, что потенциал существенно улучшенного человеческого интеллекта (УИ) гораздо выше. Вопрос о том, что же придет раньше, остается открытым, однако есть мнение, что технологически усовершенствованный мозг может быть настолько же мощным (и если говорить откровенно, настолько же опасным), как и ИИ.


Человек как вид развивал свое мышление на протяжении многих тысячелетий. Или по крайней мере пытался это делать. Пробуя преодолеть свои когнитивные ограничения, люди использовали все, что только можно, начиная от письменных, лингвистических и медитативных техник и заканчивая современными ноотропиками.

Почему вместо попыток разработать общий искусственный интеллект (ОИИ) или же даже искусственный сверхинтеллект (ИСИ), не лучше было бы сосредоточиться на человеческом мозге и его еще далеко не полностью раскрытом потенциале? Ведь существенное улучшение разума — будь то посредством генетики, кибернетики или же силами внешних устройств — может привести к аналогичному результату, который мы ожидаем от создания продвинутого ИИ.

Портал Gizmodo решил связаться с футурологом Михаилом Анисимовым, блогером портала Accelerating Future и соучредителем мероприятия Singularity Summit, и выяснить вероятные перспективы развития направления улучшения человеческого мозга. Анисимов рассматривает этот вопрос очень серьезно и считает, что мы должны опасаться УИ так же, как и ИИ.

Михаил, когда мы говорим об усилении интеллекта, то что под этим подразумеваем на самом деле? Мы говорим о создании новых Эйнштейнов? Или же речь идет о чем то еще более масштабном?

Настоящей целью направления УИ скорее является создание «супер-Эйнштейнов», людей гораздо умнее любого человека, когда-либо жившего на Земле. И для достижения этой цели придется осуществить несколько ключевых шагов.

Первым шагом будет создание прямой нейронной связи с информацией. Считайте, что речь идет об этаком «телепатическом поисковике Google».

Следующим будет разработка интерфейсов мозг — компьютер, которые будут усиливать работу части мозга, отвечающей за визуальное восприятие. Это усилит не только наше зрение, но и существенно повысит эффективность обработки информации. Только представьте, что вы будете способны практически моментально создать в своем мозге какую-нибудь сложную схему объекта в деталях или теперь можете выучить увиденную схему наизусть в мельчайших подробностях. Также потребуются аугментации и на других участках сенсорной зоны коры головного мозга, отвечающих за осязание и слух.

Третий шаг будет заключаться в аугментации префронтальной коры головного мозга. Это святой Грааль исследования УИ — повышение эффективности восприятия и объединения сенсорной информации в понятия. Конечным результатом будет появление людей, способных демонстрировать практически невозможные интеллектуальные способности. Речь идет, например, о способности управления другими людьми силой разума, понимании всех выигрышных позиций рынка акций, или, например, создании изобретений, способных изменить мир практически за одни сутки. Сейчас это может казаться невозможным так же, как казались невозможными наши современные достижения в глазах людей каменного века. Но возможность эта действительно реальна.

Заглядывая на следующие десять лет вперед, какое развитие ожидает ИИ? На самом ли деле человеческий мозг может составить ему конкуренцию?

Человеческий мозг на самом деле нельзя изменить слишком сильно. Ведь он и без того является результатом семи миллионов лет эволюционной оптимизации и тонкой настройки, которые, нужно признаться, прошли очень удачно, если учитывать его ограничения. И попытки его «разогнать», как правило, приводят к его выходу из строя, если рассматривать вопрос по крайней мере хотя бы с точки зрения примера эффектов, сопровождающихся амфитаминовой зависимостью.

Химические вещества неспособны повысить когнитивные способности человека. И все, что приводится в пользу эффективности нынешних «ускорителей мозга», выглядит на самом деле крайне спорно и сомнительно. Для достижения реальных успехов потребуется использование мозговых имплантатов, соединяющихся с миллионами нейронов. Это, в свою очередь, потребует наличия миллионов крошечных электродов и специальной системы управления для синхронизации их всех. Сейчас же самая передовая разработка интерфейса компьютер — мозг насчитывает в лучшем случае около 1000 таких соединений. Другими словами, нужно более чем в тысячу раз увеличить масштаб современных разработок, чтобы можно было добиться чего-то действительно интересного. Даже если взять во внимание экспоненциальный рост, то потребуется как минимум от 15 до 20 лет для достижения каких-то результатов.

Развитие УИ опирается в первую очередь на прогресс в развитии нанопроизводства. И результаты работы инженеров, работающих над интерфейсами мозг — компьютер, таких как, например, Эд Бойден из Массачусетского технологического института, всецело зависят от прогресса в этом направлении. Учитывая ничтожный уровень развития технологий производства на атомном уровне, наноуровневая самосборка выглядит наиболее очевидным путем к развитию интерфейсов мозг — компьютер с миллионами электродов. Наноуровневая самосборка, следует отметить, не является атомарно точным методом производства, но она достаточно точна согласно стандартам базового производства и фотолитографии.

Какие потенциальные побочные психологические эффекты могут возникнуть у людей с существенно улучшенным интеллектом? Можно ли их вообще будет рассматривать как людей с этой точки зрения?

Одним из самых характерных побочных эффектов будет безумие. Человеческий мозг представляет собой невероятно точно настроенную машину. И любое изменение в режиме ее работы приводит к тому, что мы обычно называем «сумасшествие». Есть много различных видов безумия, гораздо больше, чем поведенческих схем при рабочем здравом смысле. Например, скрытое безумие с точки зрения внешнего окружения может казаться вполне себе здравым поведением, поэтому, скорее всего, мы столкнемся с трудностями выявления таких индивидов, страдающих безумием.

Даже при сохранении полной вменяемости могут проявляться различные побочные эффекты, включая судороги, состояние информационной перегрузки и, возможно, чувства эгомании и полного отчуждения. Умные люди, как правило, чувствуют себя более отчужденно от окружающего их мира, поэтому знание того, что ты умнее всех на планете, усилит этот эффект многократно.

Большинство очень умных людей не очень общительны и веселы, как, скажем, американский ученый Ричард Фейнман или как современный Нил Деграсс Тайсон. Хемингуэй как-то сказал: «Интеллигентный человек вынужден иногда напиваться, чтобы вынести общение с дураками». А что будет, когда алкогольного опьянения окажется уже недостаточно для поддержания духа товарищества и взаимной привязанности? Это может привести к утрате сочувствия, что в конечном итоге приведет к психопатии.

Так что же появится раньше? Усиленный или искусственный интеллект?

Очень сложно предугадать. Есть огромное желание того, что усиленный интеллект появится все же раньше ИИ. Немалую заслугу в этом желании носят все эти художественные произведения и игры, в которых главный герой обладает таким УИ. Однако следует понимать, что уклон в пользу УИ на самом деле никоим образом не упрощает работу над ним с точки зрения технологической сложности. Но лично я считаю, что УИ придет раньше.

Как бы там ни было, оба направления очень сложны в реализации. Возможно, мы не увидим ни того ни другого до 2060-х, 2070-х годов или даже позже. Но в конечном итоге оба направления развития достигнут своих целей. Если хорошенько подумать, в интеллекте сейчас нет ничего удивительного, поэтому потребность в его усовершенствовании невероятно огромна. И, вероятно, потребуется глобальное восстание луддитов (участники стихийных протестов первой четверти XIX века против внедрения машин в ходе промышленной революции в Англии, — прим. ред.), чтобы остановить прогресс технологического развития, которое приведет нас к нужным результатам.

В чем заключаются преимущества и недостатки этих двух различных подходов в развитии?

Главное преимущество выбора пути развития ИИ заключается в несоизмеримо более дешевых и более простых процессах разработки. ИИ на бумаге и в коде уже разработан. Осталось его только грамотно собрать. Наиболее же значимые исследования УИ, в свою очередь, сейчас просто незаконны. Серьезные исследования УИ потребуют использования очень сложных экспериментов по нейрохирургии и мозговым имплантатам. Мозговые имплантаты, в свою очередь, могут выходить из строя, вызывая судороги, безумие или даже смерть. Улучшение человеческого интеллекта с точки зрения качественного способа самосовершенствования — это не просто вопрос нескольких выпитых таблеток для обретения суперспособностей. Здесь действительно придется проводить эксперименты с мозговыми имплантатами, если хочется добиться серьезных результатов.

Большинство исследований в этой области серьезно контролируются и невероятно дороги. Все эксперименты с участием животных всегда дороги. Например, Теодор Бергер работал над имплантатом для гиппокампа для восстановления и улучшения работы памяти в течение многих лет. В 2004 году прошли первые испытания с участием живой ткани, но с тех пор новости появляются очень редко. Раз в несколько лет, конечно, в новостях появляются какие-то заметки, но я весьма скептически настроен на конечный результат. А теперь посмотрите, какого уровня развития мы смогли добиться в вопросах разработок искусственного интеллекта!

С точки зрения предсказуемости и контроля УИ выглядит безопаснее ИИ? Что важнее создать первым, УИ или сверхмощный ИИ?

Усиленный интеллект видится более непредсказуемым и неконтролируемым по сравнению со сверхмощным ИИ. И в долговременной перспективе на самом деле выглядит даже более опасным. Недавно я написал статью, в которой ведется размышление на тему глобальной политической трансформации, триггером которой является огромная власть, сконцентрированная в руках небольшой группы людей, наделенных УИ или имеющих эксклюзивный доступ к молекулярному производству. В ней я ввел термин «Максимилиан», означающий «лучший из лучших», чтобы описать очень влиятельного лидера, который сам использует технологию улучшенного интеллекта, чтобы вознести себя над всеми остальными.

ST



Ключевая суть моих рассуждений в статье заключается в том, что в случае с улучшенным интеллектом вам придется иметь дело с людьми, а человек, как известно, несовершенен. Может оказаться так, что люди с усовершенствованным интеллектом, возможно, и сохранят какой-то определенный уровень человеческой нравственности, но и, скорее всего, начнут использовать всю мощь своего разума в гедонистских целях и, возможно, даже для геноцида.

Искусственный сверхинтеллект, в свою очередь, можно создать с нуля и просто заставить следовать набору собственных мотиваций (которые тоже в него будут заложены), имеющих доброе начало, стабильность и носящих положительную обратную связь.

Люди задаются вопросом: «а не отвергнет ли ИСИ эти мотивации?». Нет, не отвергнет, потому что эти мотивации будут составлять ядро его ценностей, если, конечно, будут правильно запрограммированы. Не будет никакого «призрака в машине», способного игнорировать или отказываться от заранее запрограммированных мотивов.

Философ Ник Бостром провел удивительный анализ в своей работе «Воля сверхинтеллекта». Ключевая идея в ней заключается в том, что корыстные цели не могут появиться сами собой, если система ключевых задач ИИ изначально коренным образом представляет собой набор бескорыстных целей и если сама суть бытия машины будет заключаться в поддержании этой бескорыстности. Эволюция показала, что корыстные цели играют немаловажную роль в выживании, особенно если учесть эволюционную конструктивную ограниченность живых организмов, но это же не означает, что мы сами не в состоянии запрограммировать бескорыстных агентов с нуля?

Какие трудности (технологические, медицинские, или этические) стоят на пути развития?

Самая большая трудность заключается в разработке подходящих технологий производства. Сейчас мы даже близко к этому не подобрались. Еще одним подводным камнем является задача по выяснению того, за что конкретно отвечает каждый отдельно взятый нейрон, и определению точного расположения этих нейронов в отдельно взятом человеке. Опять же, мы даже близко к этому не подобрались.

В-третьих, нам необходимо разработать быстрый способ проверки многочисленных теорий о функционировании мозга. Эд Бойден называет это «высокопропускной скрининг-схемой нейронных сетей». Самым подходящим и очевидным решением этого вопроса может быть каким-то образом создание человеческого существа без сознания и экспериментирование на нем без зазрения совести и моральных дилемм. Но у меня есть чувство, что эта идея будет в штыки воспринята большинством комитетов по этике.

При отсутствии такой возможности, нам необходимо найти способ создания беспрецедентно детальной модели человеческого мозга. И речь идет не о сегодняшних тяжких потугах проекта «моделирования мозга», вокруг которого столько много шумихи. Речь идет о беспрецедентно новом уровне, достичь которого мы сможем не раньше 2050-2080 годов. Оксфордский анализ показывает, что все же речь идет скорее о 2080-х годах. Выглядит это все сейчас, конечно, как гадание на кофейной гуще, но все же уже ближе к реальности.





Ученые показали имплантат руки, управляемый силой мысли
Компания DAPRA организовала мероприятие Demo Day в Пентагоне, на котором показала полностью рабочий прототип искусственной руки. Протез имплантируется в оставшуюся конечность и управляется с помощью мозговых импульсов, сообщается на официальном сайте компании DAPRA.

Полная замена
Искусственная рука может выполнять все те же функции, что и настоящая, только немного медленнее. Управление протезом происходит с помощью мозговых импульсов, передающихся в нервы и мускулы оставшейся части руки.

Как сообщают представители компании, им удалось собрать самый передовой прототип роботизированной руки в мире. Образец работает от встроенного аккумулятора. Его можно заменить в любой момент.
За считывание сигналов мозга отвечает «умный» браслет MYO. Изначально он создавался для игр и управления мобильными устройствами. Но исследователи DAPRA нашли ему применение в протезе.




ОСВОБОДИТЬ ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ: OPENAI, БЕЗУМНЫЙ ПЛАН ЭЛОНА МАСКА

Элон Маск

У политиков и капиталистов есть послеобеденная пятничная традиция: вываливать кучу новостей, чтобы скрыть среди них плохие. Поэтому было немного странно, что Элон Маск, основатель производящей электромобили Tesla, и Сэм Альтман, президент известного инкубатора технологий Y Combinator, представили свою новую компанию на тему искусственного интеллекта в самом конце недельной конференции по ИИ в Монреале в декабре прошлого года.


Представлению OpenAI в такой поздний час была причина. Не потому что никто не смотрел. А потому что смотрели все. Когда некоторые из самых мощных компаний в Кремниевой долине почуяли, куда ветер дует, они начали предлагать огромные суммы денег только что собранным кадрам OpenAI — исследователям искусственного интеллекта, чтобы удержать этих гениев у себя. В последнюю минуту предложения — некоторые были сделаны на самой конференции — стали настолько большими, что Маску и Альтману пришлось задержать объявление нового стартапа. «Суммы дошли до границы безумия», говорит Войцех Заремба, ученый, который присоединился к OpenAI после стажировок в Google и Facebook и был среди тех, кто получал крупные предложения в одиннадцатом часу вечера.

Сколько долларов означают «границу безумия»? Два года назад, когда рынок новейших технологий машинного обучения начал разогреваться, вице-президент Microsoft Research Питер Ли сказал, что стоимость топ-исследователей ИИ превысила стоимость топ-квотербека в Национальной футбольной лиге — и это при обычных условиях, а не когда самые именитые предприниматели Кремниевой долины пытаются переманивать лучшие таланты. Заремба говорит, что когда OpenAI собрался, ему предлагали в два-три раза больше его рыночной стоимости.

OpenAI не соответствовал этим предложениям. Но предлагал кое-что другое: возможность заниматься исследованиями, направленными исключительно на будущее, а не на продукты и квартальную прибыль, и в конечном итоге разделить большую часть — если не все — исследований между всеми, кто пожелает. Именно так: Маск, Альтман и компания намереваются раздать то, что может стать самой преобразующей технологией 21 века, и раздать ее бесплатно.

Заремба говорит, что предложения на грани безумия на самом деле его оттолкнули — несмотря на огромное уважение к таким компаниям, как Google и Facebook. Он почувствовал, что эти деньги направлялись, чтобы предотвратить создание OpenAI, и это еще больше укрепило его стремление к великодушному стартапу. «Я осознал, — говорит Заремба, — что OpenAI — это лучшее место для меня».

Чувствуете иронию в основе этой истории? Пока крупнейшие в мире технологические компании пытаются удержать своих исследователей с таким же рвением, как команды НФЛ пытаются удержать своих звездных квотербеков, сами исследователи просто хотят делиться наработками. В утонченном мире исследований ИИ самые яркие умы движимы не только циклом следующего продукты или прибылью, либо вовсе ими не одержимы. Они хотят сделать ИИ лучше, а сделать ИИ лучше невозможно, когда ты держишь свои последние наработки при себе.

На днях OpenAI выпустила первую партию программного обеспечения ИИ, инструментарий для создания систем искусственного интеллекта на базе технологии под названием «обучение с подкреплением» (reinforcement learning) — одной из ключевых технологий, которые привели к созданию AlphaGo, ИИ Google, который удивил мир своими возможностями игры в го. С помощью этого набора инструментов вы можете создавать системы, которые откроют новое поколение роботов, играют в игры Atari и да, обыгрывают чемпионов мира в го.

Но игрушки — это только начало. OpenAI — это миссия на миллиард долларов, задача которой — толкнуть ИИ настолько далеко, насколько это возможно. В том, как собралась компания и каковы ее планы, можно разглядеть следующую новую волну инноваций. Мы пока не знаем, станет ли OpenAI главным двигателем этих изменений. Но силы, которые обусловили создание этого довольно необычного стартапа, показывают, что новое поколение ИИ не только изменит технологию, но и методы работы над этой технологией.

Искусственный интеллект повсюду
Кремниевая долина имеет страсть к преувеличениям. Смело звучащие заявления всегда стоит встречать с долей скептицизма. Но в области искусственного интеллекта действительно происходят изменения. Внутри таких компаний, как Google и Facebook, технологии глубокого обучения уже помогают интернет-сервисам определять лица на фотографиях, распознавать голосовые команды на смартфонах и откликаться на запросы в интернет-поиске. И эта же технология может решать много других задач в будущем. Она может помочь машинам научиться понимать естественный язык — на котором мы, люди, привыкли говорить и писать. Может помочь вывести новую породу роботов, позволить автоматам не только выполнять их задачи, но и обучаться на лету. И некоторые считают, что это в конечном итоге подарит машинам нечто вроде здравого смысла — способность мыслить по-настоящему, как человек.

И вместе с такими обещаниями рождается глубокое беспокойство. Маск и Альтман обеспокоены тем, что если люди смогут создавать ИИ, которые делает великие вещи, они смогут построить ИИ, которые творит ужасное. Они не одиноки в своих страхах. И хотя это может показаться нелогичным, Маск и Альтман также считают, что лучший способ побороть вредоносный ИИ — это не ограничивать доступ к искусственному интеллекту, а расширять его. Именно это стремление приводит к команду молодых и умных идеалистов.

OpenAI появилась однажды вечером прошлым летом в отдельной комнате Rosewood Hotel в Кремниевой долине — высококлассном городском отеле, который буквально находится в центре мира венчурных капиталистов. Элон Маск обедал с Ильей Суцкевером, который тогда работал в Google Brain, компании, занимающейся разработкой глубоких нейронных сетей — систем искусственного интеллекта, которые могут обучаться выполнять задачи, анализируя массивные объемы цифровых данных, включая распознавание фотографий и написание электронных писем, обучаясь по перепискам. Суцкевер был одним из ведущих разработчиков проекта.


Илья Суцкевер

Сэм Альтман, Y Combinator которого помог сложиться таким компаниям, как Airbnb, Dropbox и Coinbase, выступил посредником на этой встрече, собрав несколько исследователей ИИ и молодого, но опытного строителя компаний Грега Брокмана, ранее директора по технологиям в стартапе Stripe, еще одной компании Y Combinator. Это была эклектичная группа. Но у всех была цель: создать лабораторию ИИ нового типа, которая смогла бы работать вне контроля не только Google, но и всех остальных. «Лучшее, что я мог представить себе как задачу, — говорит Брокман, — это двигать человечество в сторону создания настоящего ИИ по безопасному пути».

Маск был там, поскольку давно дружит с Альтманом — и поскольку ИИ имеет решающее значение для будущего его различных предприятий, ну и для будущего в целом. Tesla нуждается в ИИ, если хочет строить самоуправляемые автомобили. SpaceX, другая компания Маска, нуждается в том, чтобы выводить с помощью ИИ людей в космос и сохранять их в целости и сохранности там. Но Маск также является одним из первых (и самых громких), кто предупреждал: однажды человечество может потерять контроль над системами, которые достаточно мощные, чтобы учиться самостоятельно.

Была проблема: очень много людей, достаточно квалифицированных, чтобы решить все эти проблемы, уже работали в Google (а еще в Microsoft, Facebook, Baidu и Twitter). И никто на том ужине не был полностью уверен, что этих исследователей получится заманить в новый стартап, даже если за ним будут Маск и Альтман. И по крайней мере один ключевой игрок был готов покинуть корабль. «Я понимал риски, — говорит Суцкевер, — но также понимал, что это будет интересно попробовать».

Разорвать круг
Ободренный разговором с Маском, Альтманом и другими в Rosewood, Брокман вскоре решил построить лабораторию, которую они все задумали. Крепко занявшись проектом, он пригласил Йошуа Бенгио, ученого из Университета Монреаля и одного из отцов-основателей движения глубокого обучения. Два других пионера отрасли — Джефф Хинтон и Ян Лекун — работают в Google и Facebook, соответственно, но Бенгио стремился к жизни в академическом мире, где-нибудь за пределами досягаемости промышленных щупальцев. Он набросал список лучших исследователей в этой области и за несколько следующих недель Брокман связался со всеми, с кем только смог, включая нескольких других.

Многие из этих исследователей приветствовали идею, но с опаской отнесли к возможности такого прыжка. В попытке разорвать круг, Брокман выбрал десять исследователей, которых хотел видеть больше всего, и пригласил провести субботу с вином, закусками и разговорами в винной в долине Напа. Для Брокмана даже поездка в Напа была катализатором проекта. «Это недооцененный способ собирать людей вместе, особенно в те времена, когда вам некуда спешить на пути к своей цели, — говорит он. — Вам нужно туда, но также нужно поговорить». И когда они добрались до вина, эта атмосфера осталась. Как говорит Суцкевер, «вино было вторичным по отношению к беседе».


Брокман



К концу дня Брокман предложил всем десятерым исследователям присоединиться к лаборатории и дал им на раздумья три недели. По истечении срока, девять были в команде. И остались в ней, несмотря на большие предложения от гигантов Кремниевой долины. «Мне сделали очень привлекательное предложение, чтобы я остался, поэтому решение было не из легких, — говорит Суцкевер о Google, его бывшем работодателе. — Наконец, я решил отправиться в OpenAI, отчасти из-за очень сильной группы людей и, конечно, по большей части из-за их миссии».

Движение глубокого обучения началось с академических кругов. И только недавно компании вроде Google, Microsoft и Facebook решили заняться этой областью, поскольку достижения в области грубой вычислительной силы сделали реальностью эти глубокие нейронные сети, не только теоретической возможностью. Люди вроде Хинтона и Лекуна ушли из академических кругов в Google и Facebook по причине огромных ресурсов в этих компаниях. Но остались тесно связаны в сотрудничестве с другими теоретиками сферы. И все же, как объясняет Лекун, исследования в области глубокого обучения требуют свободного тока идей. «Когда вы проводите исследования в секрете, — говорит он, — вы откатываетесь назад».

Как результат, крупные компании теперь имеют в распоряжении большую часть их исследований ИИ. Это серьезный козырь, особенно для Google, которая и без того давно сохраняет технологии своей онлайновой империи в секрете. Не так давно Google открыла исходный код программного движка, на котором работают ее нейронные сети. Но очень многое остается под замком в этой гонке за будущее. Брокман, Альтман и Маск стремятся продвинуть понятие открытости еще дальше, говоря о том, что не хотят иметь одну или две крупных корпорации, контролирующих будущее искусственного интеллекта.

Пределы открытости
Звучит все это прекрасно. Но при всем идеализме OpenAI, исследователи могут оказаться в тех же условиях, которые вынудили их работать на старых работах. У открытости есть свои пределы. И долгосрочное видение ИИ — не единственный интерес в этой игре. OpenAI не занимается благотворительностью. Компании Маска получат серьезную выгоду от работы стартапа, и компании, работающие на альтмановском Y Combinator, тоже. «Безусловно, имеются некоторые конкурирующие пункты, — говорит Лекун. — Это некоммерческая организация, но у нее есть тесная связь с Y Combinator. И людям будут платить за работу в этой отрасли».

По словам Брокмана, лаборатория не платит те же астрономические зарплаты, которые исследователям ИИ обеспечивали Google и Facebook. Но он также говорит, что лаборатория «хочет хорошо им платить», и предлагает компенсацию в виде опционов акций, сначала в Y Combinator, а позже, возможно, и в SpaceX (которая, в отличие от Tesla, является частной компанией).

Тем не менее Брокман настаивает, что OpenAI не предусматривает особого обращения с родственными компаниями. OpenAI — это исследовательская инициатива, а не консалтинговая фирма. И все же у идеализма OpenAI есть свои ограничения. Компания может и не открывать код всего, что производит, хотя конечной целью является все же распространение большей части произведенного, будь то научные работы или интернет-сервисы. «Работа в открытую не обязательно будет лучшим вариантом. Необходимо взлелеять идею, посмотреть, к чему она приведет, а затем опубликовать, — говорит Брокман. — Мы будем производить много открытого исходного кода. Но у нас также будет много того, что еще не готово к выпуску».

Суцкевер также добавляет, что OpenAI может зайти так далеко, что начнет патентовать часть своей работы. «В ближайшее время мы не будем ничего патентовать, — говорит Брокман. — Но мы готовы изменить тактику в долгосрочной перспективе, если посчитаем, что для мира так будет лучше». Например, OpenAI может заняться упреждающим патентованием, чтобы препятствовать другим получать патенты.

Некоторые могут усмотреть в патентах мотив к получению выгоды. Но в этом вся суть патентов.

Проблема сверхинтеллекта
Когда Маск и Альтман представили OpenAI, они также обрисовали этот проект как способ нейтрализовать угрозу злонамеренного искусственного сверхинтеллекта. Конечно, такой сверхинтеллект может вылиться из работы OpenAI, но они настаивают, что любая угроза будет смягчена тем, что технологии будут доступны всем и каждому. «Мы считаем, что намного более вероятно, что великое множество ИИ сможет остановить случайных плохих актеров», говорит Альтман.

Но далеко не все в этой сфере верят в такой исход. Ник Бостром, оксфордский философ, который как и Маск предупреждал об опасностях ИИ, указывает, что если вы делитесь исследованиями без ограничений, «плохие актеры» могут схватить их до того, как все убедятся в их безопасности. «Если у вас есть кнопка, которая делает дрянь в мире, — говорит Бостром, — вы вряд ли захотите дать к ней доступ каждому». Если же, с другой стороны, OpenAI решит придержать исследования, чтобы к ним не получили доступ плохие парни, Бостром спрашивает: а чем это будет отличаться от Google или Facebook?



ИИ



Он говорит, что да, некоммерческий статус OpenAI может изменить положение вещей, а может и не изменить. Реальная сила проекта, говорит он, в том, что он сможет обеспечить проверку Google и Facebook. «Он сможет уменьшить вероятность того, что сверхинтеллект будет монополизирован. Он сможет убрать одну из возможных причин, почему некоторые лица или группы получат доступ к более качественному ИИ, чем все остальные».

В одной из последних работ философ объясняет, что основной эффект инициативы вроде OpenAI — инициативы свободно делиться своими наработками — состоит в ускорении прогресса искусственного интеллекта, хотя бы в краткосрочной перспективе. И он может ускорить прогресс в долгосрочной перспективе, при условии, что будет соблюден более высокий уровень открытости, чем было бы коммерчески оптимально.

«Может быть и так, что филантропически мотивированный R&D-инвестор мог бы серьезно ускорить прогресс за счет проведения открытой научной политики», говорит он.

Как Xerox PARC
В начале января девять исследователей Брокмана собрались в его апартаментах в Сан-Франциско. Проект был настолько новым, что у них даже не было белых досок. (Представьте себе.) Они купили несколько в тот же день и приступили к работе.

Брокман говорит, что OpenAI начнется с изучения обучения с подкреплением, машинного способа изучения задач за счет их многократного повторения с отслеживанием того, какие методы производят лучшие результаты. Другой основной задачей является так называемое «обучение без учителя» (unsupervised learning) — создание машин, которые действительно могут самообучаться без помощи человека. Сегодня, глубокое обучение зависит от тщательно размеченных данных. Если вы хотите научить нейронную сеть распознаванию фотографий с кошками, вам нужно скормить ей определенное число примеров — и эти примеры должны быть помечены, как фотографии с котами. Такое обучение проводится при помощи людей. Но как и многие другие ученые, OpenAI планирует создавать нейронные сети, которые могут учиться без тщательного отбора данных.

«Если у вас есть действительно хорошая методика обучения без учителя, машины смогут учиться на всех знаниях в Интернете — как человек, просто глядя по сторонам — или читая книги», говорит Брокман.

Он видит в OpenAI современную инкарнацию Xerox PARC, лаборатории техноисследований, которая существовала в 1970-х годах. Как открытые и свободные исследования PARC дали толчок всему, от графических пользовательских интерфейсов и лазерной печати до объектно-ориентированного программирования, так и Брокман со своей командой хотят нырнуть в то, что раньше было в области научной фантастики. PARC принадлежала Xerox, но кормилась с рук многих других компаний, в том числе и Apple, поскольку люди вроде Стива Джобса приветствовали ее исследования. Брокман хочет, чтобы все приветствовали исследования OpenAI.

В надежде подтолкнуть эту динамику, Брокман и компания привлекли несколько других известных исследователей, включая Яна Гудфеллоу, еще одного старшего научного сотрудника из команды Google Brain. Брокман говорит, что в PARC, по сути, собрали кучу умных людей в месте и решили посмотреть, что будет. «Вам нужно общее видение без центрального контроля».

Отсутствие контроля важно для идеала. Если привлечь к коллективной цели достаточно людей, конечный результат победит все, что вы стряпали в тайне. Но если ИИ станет таким мощным, как обещалось, уравнение изменится. Нам нужны гарантии, что новообретенный ИИ будет придерживаться тех же эгалитарных идеалов, которые привели к его созданию в первую очередь. Маск, Альтман и Брокман верят в людей, в толпу. И если они окажутся правы, однажды эта толпа станет не полностью из людей.








Робота научили суперреалистично общаться с людьми
Ученые Научно-технического университета Китая представили человекоподобного робота Jia Jia, он реализован в образе молодой девушки. Она умеет разговаривать с людьми и менять выражение лица в зависимости от обстановки, сообщает Engadget.

Киборги среди нас

Разработчики постарались сделать человечного робота Jia Jia максимально правдоподобно. Она может вести беседу с человеком, менять выражение лица и даже шутить. Губы робота реалистично двигаются во время разговора, а зрачки меняют размер в зависимости от освещения.
Jia Jia автоматически распознает, когда к ней обращаются. Все разговоры записываются в облачное хранилище для последующей обработки.

Это только начало


Команда инженеров на протяжении трех лет работала над созданием первого прототипа. Однако они намерены и дальше совершенствовать свои наработки. Следующая версия Jia Jia научится плакать и улыбаться, а руки будут двигаться более правдоподобно.



Робота впервые приняли в среднюю школу



Робота-андроида впервые в мире приняли в среднюю школу. Теперь Pepper будет учиться вместе с детьми в обычном классе в японском городе Васэда в префектуре Фукусима, сообщает ТАСС.

«Приключения Электроника»?

Робот включает множество датчиков и камер высокого разрешения, которые позволяют распознавать человеческие эмоции. Он также умеет говорить на английском и японском языках, распознает речь, может засмеяться в ответ на шутку или утешить человека, если ему грустно.

Разработала Pepper японская компания Softbank Corp. Аналогичные устройства планируется использовать для консультирования клиентов в магазинах и банках, стоят они 214 тыс. иен ($1,9 тыс.). К слову, первая партия из 1000 роботов была раскуплена за одну минуту в июне 2015 года.

Общение с роботом полезно для школьников
После зачисления в среднюю школу для Pepper устроили специальную церемонию. Учителя попросили учеников максимально использовать шансы пообщаться с человекоподобным роботом, ведь это пригодится им в будущем.
Сам Pepper тоже не скрывал эмоций. Он никогда не думал, что будет принят в человеческую школу, и обещал стараться изо всех сил. Pepper предполагается использовать на уроках английского языка.





MICROSOFT: УСПОКОЙТЕСЬ, РОБОТЫ НАС НЕ ПОРАБОТЯТ. ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ ПОКА

robots


Microsoft относится к тем корпорациям, которые изо всех сил стараются, чтобы развитие искусственного интеллекта и его применение в технологической среде по всему миру шло гораздо активнее, чем в настоящий момент.. И если верить выступлению компании на последней конференции разработчиков BUILD, софтверный гигант уже работает над тем, как ускорить эти процессы.


Если учесть, что в мире уже существуют машины, способные выполнять поставленные перед ними задачи лучше человека, некоторых людей беспокоит то, что этот мир очень скоро может оказаться под властью бездушных роботов, и поэтому необходима разработка методов, благодаря которым человек сможет быстро перехватить управление этими машинами, если потребуется.

Физик Стивен Хокинг и основатель компании Tesla Элон Маск являются двумя, пожалуй, самыми яркими фигурами в технологической среде, которые выражают свои опасения по поводу того, как массовая интеграция робототехники и ИИ может повлиять на наш мир в будущем.

«Развитие полноценного искусственного интеллекта может явиться началом конца всего человечества», — говорил в свое время профессор Хокинг и получил поддержку Маска, который добавил, что «инвестирование в разумные машины — это очень опасный путь развития».

Но если верить Крису Бишопу, директору подразделения Microsoft Research в Кэмбридже, инвестирование в робототехнику сейчас не несет никакой опасности, так как у человека по-прежнему остается контроль над всем тем, чем он занимается. В интервью изданию The Guardian он объяснил, что подобные комментарии являются лишь «чрезмерно драматизированными точками зрения» и пояснил, что подобные страхи лишь могут негативно повлиять на эволюции робототехники.

«Опасность в первую очередь может крыться в том, если мы будем слепо уделять слишком много внимания якобы «терминаторам», «Скайнету» и концу всего человечества. Конечно же, в таком ключе можно смотреть на развитие искусственного интеллекта только с негативной, эмоциональной и однобокой стороны. Но ведь это аналогично тому, что мы казним только что родившегося, но еще не сформировавшегося человека», — говорит Бишоп.

Крис поспешил объяснить, что роботы необязательно должны изначально нести некую угрозу человечеству, так как мы по-прежнему находимся еще в десятилетиях от того времени, когда «подобные комментарии и мнения на самом деле смогут иметь какой-то смысл для обсуждения».

Бишоп, тем не менее, признается, что слепое инвестирование огромных средств в развитие робототехники может все-таки повысить опасность, если только аналогичные инвестиции не будут вливаться в развитие технологий, которые позволят своевременно решать возникающие проблемы или даже заранее позволят их не создавать.

Более того, Крис соглашается с тем, что в ближайшем будущем роботы действительно смогут повысить уровень безработицы людей, как только крупные компании поймут, что автоматические системы будут способны выполнять постоянно увеличивающийся набор возможных задач быстрее и дешевле человека. Тем не менее, по мнению Бишопа, если все это будет грамотно контролироваться, то подобные вещи никогда не произойдут.

«Существует очень много вещей, с которыми роботы не смогут справляться так же естественно, как с этим справляется человеческий мозг, и поэтому говорить о машинах, наделенных всеми способностями, которые превосходят человеческие и о которых говорят большинство экспертов в этой сфере, очень преждевременно. Нас отделяют от такого полностью роботизированного будущего многие десятилетия», — подытоживает Бишоп.








10 ВАЖНЫХ, НО ПУГАЮЩИХ УСПЕХОВ В РАЗВИТИИ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА


Halo
У Стивена Хокинга, Билла Гейтса и Элона Маска есть кое-что общее, и это не богатство или интеллект. Все они боятся апокалипсиса с участием ИИ. Это гипотетический сценарий, по которому искусственный интеллект становится доминирующей формой жизни на Земле. Это может быть восстание машин, которые возомнят себя богами или, что еще хуже, решат уничтожить человечество и провозгласить Землю своей собственностью.
Но случится ли апокалипсис с ИИ — большой вопрос. Что побудило авторитетных и всемирно известных людей вроде Маска и Хокинга во всеуслышание заявлять о своих опасениях по поводу этого гипотетического сценария? Могут ли голливудские фильмы вроде «Терминатора» оказаться пророческими? Давайте узнаем, почему многие люди, известные своим авторитетом и заслуживающие доверия, обеспокоены восстанием машин и почему это уже происходит. Отчасти.


Они учатся лгать и обманывать

Ложь
Ложь — универсальное поведение. Люди делают это постоянно, и даже некоторые животные, как белки или птицы, прибегают к ней ради выживания. Тем не менее ложью не ограничены люди и животные. Ученые из Технологического института Джорджии разработали роботов с искусственным интеллектом, способных обманывать и лгать. Исследовательская группа под руководством профессора Рональда Аркина надеется, что их роботов смогут использовать военные в будущем.
После того как их доделают, роботы смогут выступать с военными на поле боя. Они будут выступать в качестве охранников, защищая боеприпасы и провиант от врагов. Изучая искусство лжи, эти ИИ смогут «выиграть время, пока не прибудет подкрепление», изменяя стратегии патрулирования, чтобы обмануть других интеллектуальных роботов или людей. Ну, во всяком случае так планируют ученые.
Правда, профессор Аркин признал, что имеются «значительные этические проблемы» в отношении его исследований. Если результаты его работы попадут не в те руки, это будет катастрофа.

Они начинают отнимать у нас рабочие места

ИИ
Многие из нас боятся, что ИИ и роботы всех убьют, но ученые говорят, что нам стоит беспокоиться о чем-то менее ужасном — о том, что машины уничтожат наши рабочие места. Некоторые эксперты переживают, что достижения в сфере искусственного интеллекта и автоматизации могут привести к тому, что многие люди потеряют свои рабочие места — их заберут машины. В одних только США свыше 250 000 роботов выполняют работу, предназначенную для людей — а сколько их будет в восточных странах, где производят 90% мировой техники? И цифры растут ежегодно.
Не только рабочие беспокоятся о том, что машины заберут у людей работу; эксперты ИИ тоже переживают. Эндрю Нг из проекта Google Brain Project и главный ученый Baidu (китайский эквивалент Google) выразил обеспокоенность в связи с опасностью развития искусственного интеллекта. ИИ угрожает нам, поскольку может делать «почти все лучше, чем кто-либо еще». Даже играть в го.
Уважаемые учреждения также выпустили исследования, отражающие эту проблему. К примеру, Оксфордский университет провел исследование, согласно которому в следующие 20 лет 35% рабочих мест в Великобритании будут под управлением ИИ.

Они становятся умнее хакеров среди людей

Хакеры
В голливудских фильмах хакеры выглядят классно. В реальной жизни — кхм, нет. Это просто ребята, которые сидят за своими девайсами, сосредоточенно печатая, вечно уставшие и с вечной чашкой кофе.
В реальной жизни хакерство может быть скучным, но в плохих руках это опасный инструмент. Еще более опасен тот факт, что ученые разрабатывают крайне продвинутые системы ИИ, чтобы бороться с «плохими хакерами». В августе 2016 году семь команд приняли участие в Cyber Grand Challenge, проводимом DARPA. Целью этого конкурса было придумать разумный ИИ для взлома, который сможет поражать уязвимости врагов и параллельно с этим находить собственные слабые места, «защищая свою производительность и функциональность».
И хоть ученые разрабатывают хакеров в лице ИИ ради общего блага, они признают, что в чужих руках их сверхразумные системы будут сеять хаос и разрушения. Представьте себе, что будет, если сверхразумный ИИ заполучит контроль над автономными хакерами. Люди окажутся беспомощными.

Они начинают понимать наше поведение

Facebook
Facebook, несомненно, является самой влиятельной и мощной социальной медиаплатформой сегодня. Для многих из нас, но в большей степени — для западного мира, он стал неотъемлемой частью нашей повседневной рутины, как еда. Всякий раз, когда мы используем эту социальную сеть, мы неосознанно взаимодействуем с искусственным интеллектом. Во время посещения Берлина Марк Цукерберг объяснил, как Facebook разрабатывает искусственный интеллект, чтобы понимать наше поведение.
Пытаясь понять, как мы ведем себя или «взаимодействуем с элементами» при посещении Facebook, ИИ делает рекомендации о том, что могло бы быть нам интересно или соответствовало бы нашим предпочтениям. Цукерберг рассказал о своих планах разработать еще более продвинутый ИИ для таких областей, например, как медицина. Сейчас ИИ Facebook может лишь распознавать паттерны и учиться, но в будущем, как надеется Facebook, ученые создадут разумный ИИ, способный учить новые навыки и улучшать себя. И это либо улучшит нашу жизнь, либо станет нашим последним изобретением.

Они заменят нам любовников



Многие голливудские фильмы, из недавних — «Из машины» и «Она» — взяли за основу идею о том, что люди влюбляются и имеют сексуальные отношения с роботами. Возможно ли это в реальной жизни? Ответ: да, и очень скоро. Доктор Ян Пирсон, футуролог, в 2015 году выдвинул предположение, что к 2050 году секс с роботами станет более распространенным, чем секс с людьми. Доктор Пирсон сотрудничает с Bondara, одним из ведущих секс-шопов Великобритании.
В его докладе есть и другие прогнозы: к 2025 году очень состоятельные люди получат доступ к некоторой форме роботам для секса с искусственным интеллектом. К 2030 году каждый человек будет участвовать в некоторой форме виртуального секса почти так же, как сегодня смотрит порнографию. К 2035 году многие люди будут иметь игрушки для секса, которые будут способствовать сексу в виртуальной реальности. И к 2050 году секс с роботом станет нормой.
Конечно, многие люди настроены против секса с умными роботами. Кэтлин Ричардсон, например, считает, что сексуальные отношения с машинами установят планку нереалистичных ожиданий, а это плохо скажется на отношении к женщинам.

Они становятся все более похожими на людей

Ян-Ян
Это Ян-Ян, машина с искусственным интеллектом, которая сердечно пожмет вашу руку и тепло вас обнимет. Ян-Ян разработал Хироши Исигуро, японский эксперт по роботам, и Сун Ян, китайский профессор робототехники. Ян-Ян похожа на Сун Ян, а названа в честь ее дочери.
Ян-Ян не единственный робот, который выглядит до ужаса похожим на человека. Сингапурский технологический университет в Наньянге также разработал собственную версию такого робота. На видео ниже — Надин, робот с искусственным интеллектом, который работает в университете. Помимо того, что это привлекательная брюнетка с прекрасными волосами и нежной кожей, Надин может улыбаться, приветствовать и встречать людей, пожимать руку и поддерживать зрительный контакт. Она даже может узнавать гостей и поддерживать с ними беседу на основе предыдущих бесед.

Они начинают чувствовать


Тай бот


Что отличает людей от роботов? Думаете, интеллект? Не-а. ИИ намного умнее нас. Внешний вид? Не-а, ученые разработали роботов, которые весьма похожи на людей. Единственное, что осталось у нас отличительного, — это наша способность испытывать эмоции. К сожалению, многие ученые работают над тем, чтобы отнять у нас и эту уникальную черту.
Эксперты из Microsoft Application and Services Group в Восточной Азии создали искусственную программу, которая может «испытывать» эмоции и разговаривать с людьми «по-человечески». ИИ по имени Xiaoice отвечает на вопросы, как 17-летняя девочка. Если она не знает тему, она может приврать. Если ее уличить во лжи, они разозлится или смутится. Xiaoice может быть саркастичной, мнительной и нетерпеливой — эти качества нам всем хорошо известны.
Непредсказуемость Xiaoice делает общение с ней очень похожим на общение с человеком. Пока такой ИИ в диковинку, и китайцы общаются с ним, когда хотят повеселиться или когда скучно. Но ее создатель работает над улучшением Xiaoice. Кто знает, может Xiaoice станет бабушкой Skynet.

Они скоро влезут нам в голову


Бот


Разве не было бы прекрасно выучить французский за пару минут, просто загрузив его в мозг? Невозможное может стать возможным уже в ближайшем будущем. Рэй Курцвейл, футуролог, изобретатель и технический директор Google, предсказывает, что к 2030 году «наноботы, имплантированные в наши мозги, сделают нас богоподобными». С крошечными роботами в голове мы сможем получать и запоминать любую информацию в считанные минуты. Мы сможем складывать в архив наши воспоминания и мысли и даже отправлять и получать письма, фото и видео прямо в голову.
Курцвейл, который занимается разработкой искусственного интеллекта в Google, считает, что имплантируя наноботов в голову, мы будем «в большей степени людьми, уникальнее и даже богоподобными». При должном подходе наноботы будут способны на удивительные вещи вроде лечения эпилепсии или улучшения нашего интеллекта, памяти и даже «человечности». Конечно, не обходится и без потенциальных угроз. Мы пока вообще не знаем, как работает мозг, и имплантация наноботов кажется сомнительным делом. Кроме того, злобный ИИ может получить над нами контроль и сделать нас безвольным зомби, как в лучших теориях заговора.

Они становятся оружием


ИИ


В попытке обуздать «нарастающую военную мощь Китая и России», Пентагон обозначил свой бюджет в 12-15 миллиардов долларов на 2017 год. Американские военные знают, что если они хотят быть впереди своих врагов, им придется использовать искусственный интеллект. Пентагон планирует использовать миллиарды на разработку машин глубокого обучения и автономных роботов, а также других форм новой технологии. Не удивлюсь, если через пару лет военные выпустят на поле брани роботов-убийц.
Использование ИИ во время войны может спасти тысячи жизней, но оружие, обладающее разумом и выступающее самостоятельно, представляет угрозу даже для своих создателей. Такое оружие не только может уничтожать врагов, но и невинных людей — и глазом не моргнет.
Этого ученые, конечно, хотели бы избежать, поэтому более тысячи экспертов области, собравшиеся на Международной объединенной конференции по искусственному интеллекту в Аргентине в 2015 году, подписали открытое письмо, призывающее запретить развитие автономного оружия и использования ИИ в военных целях. Но что может сделать письмо. Сейчас мы находимся на пороге очередной революции в военной сфере, и кто победит в ней, тот станет самой мощной страной в мире и, возможно, поспособствует вымиранию людей как вида.

Они начинают учиться не тому


Железный человек


В попытке препятствовать возможному восстанию машин, ученые разрабатывают новые методы, которые позволят машинам отличить правильное от неправильного. В процессе этого ИИ станет более отзывчивым и… человечным. Мюррей Шанахан, профессор когнитивной робототехники в Имперском колледже Лондона, считает, что это ключ к спасению людей от уничтожения силами ИИ.
Ученые во главе с Марком Ридлом и Брентом Харрисоном из Школы интерактивных вычислений в Технологическом институте Джорджии пытаются привить человеческую этику ИИ, буквально рассказывая ему сказки. Звучит просто, но в этом есть смысл. В реальной жизни мы рассказываем сказки детям, прививая им человеческие ценности. ИИ сейчас как ребенок. Он действительно не знает, что правильно, а что нет.
Тем не менее есть также большая опасность в обучении роботов с искусственным интеллектом человеческим ценностям. Если поворошить историю человечества, можно найти, что, несмотря на изучение правильного и неправильного, люди по-прежнему способны творить неописуемое зло. Достаточно взглянуть на Гитлера и других тиранов глобального уровня. Если люди способны на такое зло, что мешает мощному ИИ делать то же самое?



atificial


Пожалуй, одним из самых сложных тестов машинного интеллекта явилась шахматная партия, состоявшаяся почти 20 лет назад между компьютером Deep Blue и чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым. Машина одержала победу. В настоящий момент завершилась серия игр в логическую игру го, где соревновались ИИ AlphaGo от DeepMind (владелец Google) и легендарный чемпион по игре в го из Китая Ли Си Дол. В четырех из пяти партий победу одержала машина, показав свое превосходство над человеком в этой игре. Невероятно сложная игра между человеком и ИИ показывает, что машинный интеллект за это время развился очень сильно. Кажется, что роковой день, когда машины действительно станут умнее человека, теперь уже как никогда близок. Однако кажется, многие совсем не понимают, а скорее даже заблуждаются в отношении тех последствий, которые нас могут ожидать в будущем.







alphago












flame





wargames











exmachina





asimov





matrix






startrek







terminator


irobot





automation









В Израиле разработали кибер-«заплатки» для сердца








В Израиле разработали кибер-«заплатки» для сердца



В Израиле разработали кибер-«заплатки» для сердца



«Умная ткань» показала себя хорошо в лабораторных экспериментах на мышах. Она состоит из мышечных тканей сердца, биоматериала и композитных нановолокон, с помощью которых можно отслеживать работу «заплатки». Во внеклеточном матриксе соединение обеспечивается на химическом, механическом и электрическом уровнях. По словам ученых, внеклеточный матрикс представляет собой библиотеку клеток, которые организуются в функционирующую ткань, передает Haaretz.



Ученые продолжают вести работу над технологией, так как их глобальной целью является создание бионического сердца целиком. Для этого планируется использовать 3D-печать. Они подчеркивают, что около половины пациентов, переживших серьезные проблемы с сердцем, умирают в течение пяти лет. При этом далеко не всегда возможна пересадка органа от донора, а лечение не всегда эффективно. «По этой причине мы хотим предложить альтернативу», — заявляют израильские медики.





Хокинг предсказал, чем закончится для планеты эпоха роботов


Создать искусственный интеллект — сто процентов возможно. В этом нет ни малейшего сомнения. Вопрос только: когда именно и с помощью каких именно методов?

В офисах делового квартала Токио, гигантских торговых центрах или на выставках можно встретить необычных девушек. Они мило улыбаются и на всякий случай говорят: "Любое прикосновение ко мне — это домогательство!" Роботы, почти неотличимые от реальных девушек, вызывают восторг у зрителей.

Эти андроиды настолько хороши, что первым делом любопытствующие задают вопрос: "Можно ли на таком жениться?" И это уже давно не грязные фантазии одиноких неудачников, а почти норма — желающих полюбить робота с каждым днем становится все больше.

В США около тысячи американцев уже живут с отзывчивыми робоподругами Рокси. Эта первая механическая кукла была специально разработана для мужских утех. Она принимает естественные позы, а на ощупь почти неотличима от реальной девушки.



У кукол Рокси есть пять модификаций на любой вкус – от Дикой Венди до Фригидной Фарры. Дамочки даже могут поддержать простой разговор. Социальные сети уже пестрят снимками свадеб, сыгранных реальными людьми с андроидами.

Эксперт по искусственному интеллекту Дэвид Леви полагает, что использование таких подруг помогает замкнутым или больным людям.

И хотя цена на игрушку для больших мальчиков достигает 10 тысяч долларов, покупатели за ними стоят в очередь.

Кстати, с конвейера уже готов сойти и вариант для женщин — брутальный Роки. Разработчики уверяют, что клиентка сможет заказать для своего бойфренда лицо, к примеру, известного актера.

А вот среди молодых девушек началось повальное увлечение механическими младенцами — реборнами. Подростки кормят кукол, меняют им памперсы, берут на прогулку и снимают все это на видео. В России это направление тоже очень популярно.



А вот эксперты, изучая тенденции в этой сфере, бьют тревогу: скоро живых людей полностью заменит раса киборгов и андроидов, и искусственная жизнь — это самое ближайшее будущее.

Энтузиасты эры цифрового прогресса провозглашают, что роботы лучше людей, терпеливее и выносливее. Первые шаги в создании искусственного интеллекта для роботов уже сделаны, и они впечатляют.

Есть даже роботы, которые умеют поддерживать свободную беседу с человеком, и не только.

К примеру, голова-андроид под ником Бина48 может не только поддерживать разговор. Она способна общаться на практически любую тему на протяжении 48 часов. Также Бина может философствовать и даже шутить. А вот японский андроид по имени Асимо умеет и разговаривать, и ходить по лестнице как человек, а также открывать пальцами бутылку и разливать ее содержимое по стаканам.



Сейчас в этой сфере ученые из Японии, Китая, США и России соревнуются в разработках о развитии мышления машины до уровня человека. Также параллельно идут разработки другого перспективного направления — создание киборга. И первая задача в этой гонке за прогрессом — научить человека управлять машиной силой мысли.

Хотят ученые добиться и обратного эффекта, чтобы машина дополняла мозг человека. Так, чтобы можно было вложить в память информацию об умении играть на скрипке, кататься на коньках или винсерфинге, и человек начнет это делать, как будто уже умел.

Сейчас ученые уже научились улучшать память человека с помощью электродов, которые они активируют через мозг. Осталось только научиться загружать в него новые навыки и знания. Но это вопрос ближайших лет.

Однако это породит не всеобщее благоденствие и равенство, говорят эксперты, а чудовищную спекуляцию на рынке программного обеспечения для мозга.

Но энтузиасты киборгизации идут дальше. Они хотят жить благополучно, интересно и вечно. С помощью новых технологий.

Успешные бизнесмены Силиконовой долины давно инвестируют миллиарды в перепрограммирование ДНК, 3D-печать органов и создание искусственного интеллекта. Все эти новые технологии позволят создать киборга — существо, механически улучшенное до уровня бога. И это будет доступно только очень богатым людям.

Киборги уже среди нас. И что самое невероятное — самый успешный из них выступает против симбиоза человека и компьютера.



Самый знаменитый в мире физик-теоретик Стивен Хокинг с 21 года борется боковым амиотрофическим склерозом. Его жизнь — это сплошные технические устройства, благодаря которым он передвигается, разговаривает, дышит и живет.

И удивительно, что именно этот человек, который не может жить без синтезатора речи, одним из первых подписал открытое письмо, против неконтролируемых разработок учеными в сфере искусственного интеллекта. Ученый объяснил, что опасается за мир, потому что знает, к каким последствиям может привести глобальная роботизация. Особенно, когда на вооружение роботов возьмут транснациональные корпорации и военные ведомства.

Ведь все новейшие разработки сначала внедряются военными и только потом становятся гражданскими.


Настоящий киборг!: Канадец вживил себе видеокамеру вместо глаза!

Когда Роб Спeнc был маленький (в вoзpacтe 9 лeт) он случайно выcтpeлил ceбe в лицo и лишился одного глаза. Спeнc рассказал, что, oн cпeциaлизиpуeтcя нa дoкумeнтaльнoм кинo, а эта cпeцифичecкaя кaмepa пoмoгaeт eму пpoвoдить интepвью бeз вмeшaтeльcтвa огромных кaмep, пишет Joinfo.ua со ссылкой на ИноСМИ.





Стоит отметить, что, кaк и в cлучae c тeхнoлoгиeй Google Glass, вoзникaют вoпpocы этичecкoгo хapaктepa, которые cвязaнны c кoнфидeнциaльнocтью человека.











































































































Отправить комментарий

Самое Популярное!

Обзор - Лучшие ChromeBooks Для каждого от HiTechNews4You.ru

FB-comment

Vk-comment

Подписаться на ежедневную рассылку новостей